MENU
Главная » 2017 » Сентябрь » 7 » Протоиерей "созидатель" А.Ф. Клюнков и старец Павел Таганрогский.
21:32
Протоиерей "созидатель" А.Ф. Клюнков и старец Павел Таганрогский.

Старец Павел Таганрогский и протоиерей-«созидатель» Клюнков Александр Федорович

Что их объединяет? Это путь к славе: один бежит от славы и почестей с самых верхов общества вниз, к простому народу, и уходит в бессмертие; второй с низов общества стремится вверх, к почестям и славе. К чему это приведет? Покажет время.

Биография старца Павла Таганрогского нам хорошо известна, она имеет две версии. Первая: старец Павел – это дворянин Черниговской губернии Стожков П.П.. Вторая: старец Павел – это Император Александр I. Обе эти версии не противоречат нашему исследованию, поэтому повторять я их не буду, а сразу перейдем к биографии Клюнкова А.Ф.

Клюнков Александр Федорович родился 15 июня 1950года в городе Таганроге в многодетной рабочей семье. Горячая вера в Бога была с детства привита Александру Федоровичу его благочестивыми родителями, и с юных лет его не покидало желание служить Богу в священническом сане. Уже с этого места в биографии А.Ф. Клюнкова начинаются странности, а именно год рождения, 1950, указан в свободной православной энциклопедии «Древо», на официальном же сайте Донской Епархии в анкете протоиерея А.Ф. Клюнкова год рождения – 1951. Но это пока мелочи.

В 1968 году Клюнков А.Ф. окончил среднюю школу города Таганрога №26 и поступил в Ростовский институт народного хозяйства на специальность экономист. Институт он окончил в 1973 году. Я думаю, юному Александру с его религиозной душой и горячей верой в Бога очень тяжело дались годы учебы в советской системе образования: октябренок, пионер – всем ребятам пример, комсомолец – все это не могло не ранить душу религиозного подростка.

Следующая странность: после окончания института Клюнков А.Ф. по распределению направляется на работу в город Таганрог на лесоторговую базу, где назначается на должность заместителя директора по экономике. И здесь опять появляются странности: во-первых, Александр Федорович после окончания института распределяется в свой родной город, который находится в 60-километрах от места учебы, то есть по месту жительства; во вторых, в свои 22 или 23 года, в зависимости от года рождения, он назначается на должность заместителя директора. Я напомню читателю, что выпускники ВУЗов и техникумов, как правило, распределялись в очень отдаленные регионы СССР, исключением были только лица женского пола, вышедших замуж или ждущих ребенка. Александр Федорович ни под одну из этих категорий не подпадает. Более того, он получает номенклатурную должность городского масштаба – заместителя директора по экономике – на предприятии, которое принадлежало сфере услуг и специализировалось на распределение дефицитного строительного товара. Напомню читателю, что это были годы тотального дефицита и для получения этой должности недостаточно было одной горячей и искренней веры в светлое будущее коммунизма и мира во всем мире, ибо верили все, а выбирали избранных. О вере в Бога говорить не будем, чтобы не гневить Всевышнего.

Я думаю, что недалеко уйду от истины, если скажу: для получения этой должности у Александра Федоровича должна была быть «крыша» и не крыша дома многодетной и рабочей семьи, а более надежная и весомая. Но время идет, и в 1979 Архиепископом Ростовским и Новочеркасским Иоасафом товарищу Клюнкову А.Ф.было предложено принять священный сан в возрасте 28 или 29 лет. Он, не раздумывая, согласился, и в том же году был рукоположен в сан диакона. И это опять странность, так как на официальной страничке сайта Донской епархии дата посвящения в дьяконы товарища Клюнкова А.Ф. – 29.11.1981года, в результате чего в биографии товарища Клюнкова А.Ф. появляется ничем не заполненное белое пятно сроком в 2 года. Где был и чем занимался с 1979 по 1981 год Александр Федорович не совсем понятно. Может, он сам более подробно напишет свою биографию, чтобы не было нестыковок и пробелов, все-таки человек он публичный, а это накладывает определенные обязательства. После того, как Александр Федорович получил должность дьякона, он какое-то время служит в храмах города Ростова-на-Дону.

Эти нестыковки приводят к очередной странности в биографии Александра Федоровича. Дело вот в чем: забегая вперед, отмечу, что архиепископу Иоасафу в 1979 году было уже 75 лет, а если товарищу Клюнкову А.Ф. предложили получить священный сан в 1981 году, то 77 лет. У него были проблемы со здоровьем, и умер он от сердечного приступа уже через два года или, если это 1981 год, через четыре месяца, а именно 2 апреля 1982 года. И не мог владыка Донской Епархии Иоасаф случайно заехать на Таганрогскую лесоторговую базу, «случайно» заметить молодого и расторопного комсомольца-экономиста и сразу предложить ему сан. Такого поворота событий, конечно, тоже нельзя исключить, но в Советском союзе учет передвижения кадров во всех сферах деятельности осуществляли не только комсомольские и партийные организации, но было много и других структур, в чем мы скоро сможем убедиться. И не мог комсомолец, пусть даже бывший, по своей доброй воле принять священный сан и при этом избегнуть репрессивных мер. Досталось бы всем: непосредственному начальству, райкому ВЛКСМ, родителям, братьям, сестрам и простым обывателям, которые просто попали бы под горячую руку. Но ничего такого, по всей видимости, не происходило (если бы что-то было, то непременно об этом в биографии упомянули бы), и Александр Федорович предстал бы перед нами как «узник» совести, пострадавший от Советской власти за веру. Поэтому я думаю, что, скорее всего, кто-то порекомендовал молодого и расторопного комсомольца-экономиста архиепископу Иоасафу, а последнему уже ничего не оставалось делать, как предложить ему священнический сан.

После чего возникает естественный вопрос: кто и зачем рекомендовал архиепископу Иоасафу товарища Клюнкова А.Ф.?

Но и в этой странности есть еще одна странность, а именно: товарищу Клюнкову А.Ф. в это время исполнилось 28-29 или 30 лет. Я напомню читателю, что в этом возрасте заканчивался так называемый комсомольский возраст, и если человек, занимающий руководящую должность, по каким-то причинам не вступил к этому времени в коммунистическую партию, то это вызывает удивление! Парторг лесоторговой базы уже через год работы товарища Клюнкова А.Ф. должен был бы за ним бегать с предложением о вступлении в коммунистическую партию, конечно, при условии, что Александр Федорович проявил себя с положительной стороны. Я думаю, по-другому быть и не могло. Но товарищ Клюнков А.Ф. пока тянул комсомольскую лямку, просто не мог не думать о вступлении в ряды коммунистической партии, он же не знал, что ему предложат принять священный сан. Я представляю, какие страдания переносила религиозная душа молодого Александра Федоровича, пока он лавировал между парторгом и своей совестью. Но вот случилось чудо! Александру Федоровичу предложили священный сан, и он согласился.

Но для того чтобы понять природу этого чуда, надо хотя бы вкратце ознакомиться с биографией архиепископа Иоасафа и попробовать понять, как пересеклись пути этих двух таких разных и по возрасту, и по духу людей. Я опять заглянул на сайты открытой православной энциклопедии «Древо» и Википедия.

«Архиепископ Иоасаф, (Василий Семенович Овсянников) родился 1(14) января 1904 года в Белгороде – умер 2 апреля 1982 года в Ростове-на-Дону. Епископ Русской православной церкви, с 31 мая 1973 года назначен епископом, а с 9 сентября 1977 года возведен в сан архиепископа Ростовского и Новочеркасского. В основе своего служения архиепископ Иоасаф полагал богослужение и молитву. За годы его деятельности все приходы Ростовской Епархии были обеспечены священниками. Невзирая на немощи, особенно в последние годы жизни, владыка Иоасаф посещал как ближние, так и дальние приходы своей епархии, совершая в них богослужения». Там же приведены слова митрополита Владимира (Сабодана), ставшего приемником архиепископа Иоасафа на Ростовской кафедре: «Там не клеились отношения между уполномоченным (выделено мной – А.В.) и епископом. Посылали туда всяких архиереев, они очень быстро оттуда должны были уехать. Наконец послали старенького, действительно святого человека, архиепископа Иоасафа, <…> которому ничего не дали делать. Так, его вызвал уполномоченный (выделено мной – А.В.)и сказал: «Не идите сегодня в собор, нечего там собирать людей. Я тут выкопал из ваших же книг, что освящение воды не полагается на этот день, поэтому не смейте этого делать в соборе». Владыка смирился. Так бедный и умер от сердечного приступа в алтаре во время богослужения».

Прочитав слова митрополита, я сразу обратил внимание на упоминание в его рассказе слова: уполномоченный. Мне просто стало интересно: как, и, главное, чьи интересы представлял этот уполномоченный, без санкции которого архиепископ не мог даже воду освятить в главном соборе своей епархии. Об этих уполномоченных мы поговорим в конце статьи, чтобы не отвлекать внимание читателя, но сразу замечу, что эта тема очень болезненна для представителей духовенства, особенно тех, кто получил священный сан в советский период. На данный момент эта тема закрыта для обсуждения как внутри, так и за пределами церкви, ибо в свое время без малого не внесла раскол в ряды РПЦ.

А мы продолжим рассматривать очередные странности в биографии Клюнкова А.Ф.. 1 июля 1984 года диакон Клюнков А.Ф. был рукоположен в сан священника митрополитом Ростовским Владимиром (Сабоданом). Какое-то время Клюнков А.Ф. был настоятелем церкви Георгия Победоносца в селе Ряженом Матвеево-Курганского района, после чего до 1989 года служил священником в Ростовском кафедральном соборе Рождества Пресвятой Богородицы. В том же году ему было поручено ответственное послушание – восстановление памятника архитектуры XYII века – Свято-Никольского храма города Таганрога, – лежащего на тот момент в руинах. Я не знаю, по каким критериям определяется передвижение священников по приходам внутри епархии, но замечу, что Клюнков А.Ф., не имея на тот момент специального духовного образования, не только служит в главном соборе епархии, но ему доверяют такое ответственное послушание. Правда, с послушанием странности как раз и нет, он экономист, и его ставят контролировать финансовые поступления – как бюджетные (храм восстанавливался в рамках федеральной программы празднования 300-летнего юбилея города Таганрога), так и благотворительные поступления, и, как мы вскоре убедимся, эти поступления были довольно внушительные.

При этом, как и после института, товарищ Клюнков А.Ф. опять направляется на службу по месту жительства, и снова связан с перераспределением только уже не дефицитных материалов, а денежных средств.

Следует добавить, что к послушанию он отнесся со всей религиозной ответственностью, что не помешало ему не забыть и себя любимого: менял дорогостоящие автомобили иностранного производства и постоянно улучшал свои жилищные условия (построил новый дом, может даже не один). При этом умудрился приватизировать келью старца Павла Таганрогского, «где на свои личные средства, а так же своим личным трудом и трудом своей семьи, построил туалеты, пристроил пристройки, изменил расположение комнат, сделал навес, провел газ, воду, канализацию» и так далее, и тому подобное … Читатель сможет узнать об этой истории более подробно, если прочитает мою статью «Келья Старца Павла Таганрогского успешно приватизирована. На очереди глобальная реконструкция».

Параллельно с хозяйственной деятельностью 16 августа 1993 года товарищ Клюнков А.Ф. назначается благочинным церквей Таганрогского округа, и только в 1994 году у него появляется диплом об окончании Одесской духовной семинарии. Обучение в Одесской семинарии производится как очное, так и заочное, срок обучения 4 года, я на этом заостряю внимание только потому, что Клюнков А.Ф. поступил в семинарию в 1989 или в 1900 году, еще до распада СССР, это надо запомнить, чуть позже мы к этому вернемся. При поступлении на заочную форму обучения экзамены не сдаются, обучение платное, оплачивает или сам абитуриент или организация, выдавшая ему направление, в данном случае это Донское епархиальное управление.

А теперь я приведу отрывок из интервью, взятого корреспондентом «Таганрогской правды» Виктором Чернобай, у товарища Клюнкова А.Ф.. Этот отрывок интересен тем, что Александр Федорович сам рассказывает, кто и за какие средства восстановил памятник XYII века храм Святого Николая в городе Таганроге:

«– Как шло возрождение Свято-Никольского храма, который был разрушен в 1960 году, во время, так называемой, «Хрущевской оттепели», с– прашиваю А.Ф. Клюнкова <…>.

– Священником Никольского храма, который еще предстояло восстановить, я был назначен в 1989 году, – вздохнув, начинает рассказ отец Александр.

В это время как раз была принята широкомасштабная федеральная программа по подготовке Таганрога к его 300-летию, в которую было включено и восстановление Никольского храма с колокольней (выделено мной – А.В.). Городские власти (и в первую очередь А.И. Таран) не только оказали весомую поддержку в финансировании сложных общестроительных работ на объектах храма, но и призвали активно участвовать в этом морской порт, заводы «Красный котельщик», металлургический и многие другие таганрогские предприятия. Качество же выполняемых работ контролировали опытные специалисты муниципальной дирекции «Таганрог-реконструкция», которую тогда возглавлял Анатолий Андреевич Семин <…>.

– Возрождаемый Никольский храм стал народной стройкой, в которую за честь считали внести свой вклад и первый мэр Таганрога С.И. Шило, оперативно решавший финансовые вопросы, и рабочие завода «Красный гидропресс», изготовившие в дар церкви крест для красавицы– олокольни, и каменщики, штукатуры фирмы «Рамерия», и щедрые портовики, поставляющие на объект строительные материалы …. Да всех и не назвать, кто бескорыстно поставлял для храма кирпич, посылал транспорт, оплачивал счета за колокола, приносил домовые иконы и церковные реликвии <…>.

– Зато Ростов-на-Дону и весь православный Кавказ завидуют, что по вашей инициативе 20 июня 1999 года состоялась канонизация Святого Блаженного Павла Таганрогского и мощи теперь находятся в позолоченной раке Никольского храма. <…>.»

Для нашего расследования полностью цитировать интервью нет необходимости, достаточно и этого отрывка, чтобы сделать кое-какие выводы.

В этом интервью упомянут Александр Иванович Таран. Это бывший партийный функционер, на партийной работе с 1973г., а с 1987г. по 1991г. первый секретарь горкома КПСС города Таганрога. Как видим, по высказыванию самого Александра Федоровича, с партийными организациями у него никаких проблем не было.

Я думаю, что федеральной программой предусматривался полный комплекс финансирования восстанавливаемого объекта, а никакой-то отдельной его части. А если сюда добавить благотворительные пожертвования администрации города Таганрога, предприятий, общественных организаций и многих тех, кого просто не назовешь, то получается внушительная экономия.

Далее идет канонизация старца Павла Таганрогского, инициатором которой был товарищ Клюнков А.Ф. Дело в том, что канонизация была проведена с грубейшими нарушениями законодательства Российской Федерации. Если точнее сказать, то основные нарушения были сделаны при вскрытии могилы и последующем обретении мощей старца Павла Таганрогского:

1) Могила старца Павла Таганрогского по срокам давности захоронения имеет археологический статус, и, чтобы вскрывать такую могилу, надо соблюдать определенные процессуальные нормы и нормы археологических раскопок. Должно оформляться разрешение на вскрытие, при вскрытии должна вестись фото и видеофиксация производимых работ, должна быть выполнена схема расположения объекта или, как в данном случае, нескольких объектов, находящихся в могиле.

Могила при вскрытии оказалась братской. Должен был быть в обязательном порядке составлен отчет о проделанной работе и разослан в заинтересованные инстанции, а также должно было быть сделано многое другое, чего не было выполнено.

2) После того как стало ясно, что могила братская, должна была быть проведена экспертиза по отдельно взятым захоронениям, что, само собой, не исключило бы ошибки при выборе мощей, но свела бы такую ошибку к минимуму. Такая экспертиза не проводилась, и останки для мощей выбирались на «глаз». На данный момент нет никакой гарантии, что выбор мощей был сделан правильно и на поверхность были подняты именно мощи старца Павла, а не, к примеру, солдата Емельяна, похороненного со старцем Павлом в одной могиле. Я слышал, что одним из критериев выбора мощей после вскрытия могилы были длинные седые волосы, но такие волосы могли быть и у солдата Емельяна, который умер довольно в преклонном возрасте (как сказано в житии старца в 90 лет). Но на могиле Емельяна отсутствует дата его рождения, так что 90 лет это, скорее всего, приблизительный возраст.

3) И самое главное, кто? и по каким критериям определил, что вскрытая именно могила старца Павла, а не солдата Емельяна, который был похоронен рядом со старцем Павлом.

Лично я со всей ответственностью заявляю, что в Никольском храме города Таганрога нет мощей старца Павла. Чьи мощи на данный момент находятся в позолоченной раке Никольского храма – не известно. И для того, чтобы канонизировать старца Павла во всероссийском масштабе, необходимо повторное вскрытие всего основания часовни и разбираться с каждым захоронением в отдельности, с проведением всех установленных законом мероприятий, связанных с этим вопросом. Тем более, на данный момент появилась возможность идентифицировать ДНК старца Павла и ДНК его ближайшего родственника – последнего Всероссийского Императора Николая II – и исключить полностью ошибку при выборе мощей. А при этом еще раз подтвердить подлинность останков последнего Российского Императора Николая II. Как известно, РПЦ подлинность останков Николая II и его семьи ставит под сомнение, несмотря на проведение всех возможных экспертиз. Но в нашем случае представители РПЦ, ответственные за проведение канонизации старца Павла Таганрогского, даже не хотят и слышать о том, чтобы провести весь необходимый комплекс мероприятий по эксгумации всех останков, захороненных в часовне. Из чего следует вывод, что лица, взявшие на себя ответственность за проведение канонизации старца Павла Таганрогского, подошли к решению данного вопроса не только халатно и безответственно, но и проявили свою полную некомпетентность в этом вопросе.

А теперь немного поговорим об уполномоченных при Русской православной церкви.

В своей статье 01.04.2013 года: «Политико-правовые отношения государственных органов исполнительной власти с Русской православной церковью во второй половине 20 века» Курилов Виктор Алексеевич пишет: «Советское государство использовало невидимые для большинства своих граждан рычаги управления религиозными организациями и, в частности, в самой крупной на территории РСФСР Русской православной церкви. Во второй половине XX века главным инструментом воздействия на РПЦ – Московский патриархат – стали два специальных органа: Совет по делам религий при Совете Министров СССР и КГБ. Партийно-государственный аппарат активно вмешивался в жизнь РПЦ с помощью административного нажима со стороны КГБ, при этом нарушалась конституция СССР и права граждан, так как не соблюдался конституционный принцип отделения Церкви от государства. <…>.

Вот некоторые примеры работы Совета по делам религий: «С желающими поступить в семинарию работали уполномоченные (выделено мной – А.В.) Совета по делам религии, они отфильтровывали неблагонадежных в политическом и гражданском отношении абитуриентов. Семинаристы за 4 года обучения должны были прослушать, помимо богословских и церковных учебных дисциплин, курс истории КПСС, усвоить Конституцию СССР и законодательство о религиозных культах.

О степени контроля над деятельностью РПЦ со стороны Совета по делам религии красноречиво свидетельствует выдержка из отчета Совета членам ЦК КПСС за 1974 год, подписанного В. Фуровым, заместителем председателя Совета; « <…> Синод находится под контролем Совета. Вопрос подбора и расстановки его постоянных членов предварительно согласуется с ответственными работниками Совета. <…> Совет и его уполномоченные (выделено мной – А.В.) на местах уделяют постоянное и неослабленное внимание изучению состава и деятельности не только членов Синода, но и широкого круга епископата. Ни одно рукоположение в епископы, ни одно перемещение не проходит без тщательной проверки ответственными сотрудниками Совета в тесной связи с уполномоченными, местными органами и соответствующими заинтересованными организациями». <…> Совсем иными специфическими методами осуществлял управление РПЦ Комитет Государственной Безопасности, которому удалось создать агентурный аппарат внутри РПЦ (выделено мной – А.В.), продвинуть на ключевые посты в епископат агентов влияния. <…>

Научное изучение проблемы взаимоотношений КГБ и РПЦ стало возможным только в 1991 году, поводом послужило расследование причин и обстоятельств ГКЧП. Была создана комиссия в составе: Лев Пономарев – председатель Комиссии, народный депутат Глеб Якунин и Вячеслав Полонин. Члены Комиссии получили доступ к досье 4-го отдела 5 упр. КГБ на работников РПЦ <…>

Во время работы Комиссии было выявлено, что основная часть руководителей легально существующих на территории СССР религиозных организаций были агентами влияния КГБ. Те священнослужители, которые отказывались сотрудничать с органами КГБ, преследовались с помощью епископов-агентов, ссылались в отдаленные монастыри с целью изоляции, не имели возможности продвигаться вверх по служебной лестнице (выделено мной – А. В.).

После опубликования материалов Комиссии пришлось свернуть свою работу. Председатель Комиссии Лев Пономарев заявил: «<…> Обнародование некоторых имен стало причиной того, что комиссию прикрыли».».

06.03.2011г. уже другой автор, Виктор Аксючиц, в публикации «РПЦ и богоборчество 20 века» пишет: «Власти буквально контролировали и состав священства. На рукоположение в священники требовалось разрешение уполномоченного (выделено мной – А. В.). Совета по делам религий при местных Советах. Сеть официальных и негласных условий отсеивала кандидатов в священники, наиболее достойных и способных к пастырскому служению. Препятствиями для получения церковного сана являлись: высшее светское образование (особенно гуманитарное), руководящая должность в прошлом (выделено мной – А. В.) <…> Так же строго контролировался набор в семинарии: поступающие должны были получать рекомендацию архиерея или священника с ведома уполномоченного (выделено мной – А. В.) Совета по делам религий.

Назначение священника на приход проходило через тройной отсев».

В дополнение темы я приведу выдержки из открытого письма от 21.11.1965 года священников Николая Эшлимана и Глеба Якунина Патриарху Алексию. Копии письма были отправлены всем епархиальным архиереям РПЦ 15.12.1965 года, они также направили заявление Председателю Верховного Совета СССР Подгорному, Председателю Совета Министров СССР Косыгину и Генеральному прокурору СССР Руденко.

Все письмо интересно само по себе, но я приведу только те выдержки выдержки из письма которые, на мой взгляд, имеют непосредственное отношение к нашей теме: «<…> Ныне в РПЦ создалось такое положение, при котором ни одна сторона церковной жизни не свободна от активного административного вмешательства со стороны Совета по делам РПЦ, его уполномоченных (выделено мной – А. В.) и местных органов власти, вмешательства направленного на разрушение Церкви! <…> Телефонные распоряжения, устный инструктаж, нигде не зафиксированные неофициальные соглашения – вот та атмосфера нездоровой таинственности, которая густым туманом окутала отношения Московской Патриархии и Совета по делам РПЦ. <…> Вмешательство «мирских начальников» в поставление духовенства.

В последние годы в РПЦ установилась такая практика, при которой ни одна хиротония во епископа, пресвитера и диакона не совершается без неизбежной предварительной санкции чиновников по делам РПЦ <…>(выделено мной – А. В.)».

Осенью 1991 года была предпринята попытка преобразовать Совет по делам религий в Комитет по свободе совести при Президенте СССР. После юридического факта распада СССР Советы по делам религий были ликвидированы.

Кто рекомендовал в 1979 году архиепископу Иоасафу молодого экономиста товарища Клюнкова А.Ф., за давностью лет мне установить не удалось, может, он сам, когда-нибудь, об этом расскажет. Но одно можно сказать со стопроцентной уверенностью: товарищ Клюнков А.Ф. прошел все фильтрации, проверки перед поступлением на новое место работы, а также в духовную семинарию и доказал свою лояльность Советской власти. Также отмечу: в случаях, когда человек добровольно хотел получить священный сан, высшее образование и работа в прошлом на руководящей должности составляли препятствие, в случае с товарищем Клюнковым А.Ф. это, наоборот, явилось положительным фактором. И самое яркое тому подтверждение – его успешная карьера.

Награды товарища Клюнкова А.Ф.

Церковные: орден равноап. КН. Владимира 3 ст.; орден Даниила Московского 2 ст. 1993-09-09 св.№3160; орден прп. Сергия Радонежского 3 ст. 2000-04-24 св.№81. право ношение митры.

Государственные: МО Р.Ф. знак отличия воин./cлужб./ СКВО За службу на Кавказе 2003-05-16 св.№5765; МВД юбилейная медаль 200-летия МВД России 2002-06-05.

Муниципальные: Почетный гражданин города Таганрога 2009-09-12г.

И кажется мне, не за горами то время, когда верующие города Таганрога, обернувшись на восток, будут молиться и говорить: «Слава Тебе, Господи, что Ты благодать Свою послал нашему городу, в лике новоявленного «святого» протоиерея-«созидателя» Александра Федоровича Клюнкова».

 

Апрель 2014г. Андрей Возыка. Пароль Таганрог.

Просмотров: 769 | Добавил: Андрей_Возыка | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar